Введение в понятие “мишкаль”

Начиная с этой публикации, мы открываем рубрику, посвященную важным и животрепещущим темам: "Секреты словообразования и речевые модели".

В ней мы будем знакомиться с наиболее распространенными моделями и способами словообразования в иврите, а также узнаем правила образования речевых конструкций и целых фраз.

 

Для облегчения понимания мы попытаемся не злоупотреблять пространными грамматическими описаниями, а затронем лишь минимально необходимые элементы грамматики, объясняя всё на максимально понятном и простом языке, доступном каждому, кто уже хоть немного знаком с ивритом.

 

А начнем мы сегодня с лаконичной формулы математического взгляда на структуру иврита, которая может звучать примерно так:

 

"Словарный запас языка иврит есть прямое произведение корневой сети на биньянно-мишкалевую структуру".

 

 

Теперь настало время понять и разобраться, о чем здесь идет речь. В иврите нет необходимости заучивать каждое слово отдельно, как это делается при изучении некоторых других языков. Для расширения и обогащения словарного запаса есть более действенные методы, в основе которых лежит логика и закономерности. Нужно лишь овладеть несколькими секретами словообразования - формулами, и тогда словарный запас станет быстро расти, а мы научимся понимать значение новых слов из контекста и без помощи словаря.

 

Не случайно филологи считают иврит одним из самых простых языков мира. Он строен и логичен, и в нем практически всё подчинено строгим законам. При этом законы эти очень последовательны, и если выразить их  в процентном отношении, то 70-75% всех языковых явлений подчиняются законам, 25-30% являются исключениями. 

 

Существует много разных методов изучения иврита, и один из них - по формулам, моделям и конструкциям. И именно таким методом мы будем продвигаться к нашим целям в этой рубрике. А пока вернемся к нашей загадочной формуле "Словарный запас языка иврит есть прямое произведение корневой сети на биньянно-мишкалевую структуру", и рассмотрим её более пристально.

 

Традиционно, основной единицей языка считается слово, и чем больше мы знаем слов - тем богаче наш словарный запас. Основным строительным элементом слов в иврите является корень (שוֹרֶש), состоящий обычно из 3 согласных букв. Корень содержит образ, идею, но не является словом. И поскольку он включает в себя только согласные буквы, то дополняется некоторыми неизвестными в русском языке словообразовательными конструкторами, такими как биньян (בִּנייָן) (глаголы) и мишкАль (מִשקָל) (имена). В этой рубрике мы в основном будем говорить о моделях имен.

 

Итак, слово משקל (мишкАль) дословно переводится как "вес", "гиря", "весы", "структура/модель слова", и т.д. Многие люди имеют лишний вес - עודף משקל (Одэф мишкАль) и пытаются похудеть - לרדת במשקל (ларЭдэт бэ-мишкАль), дословно: "снизиться в весе". А с точки зрения грамматики можно сказать что "мишкАль" - это дополнительный вес, который как бы "утяжеляет" корень, "навешиваясь" на него со всех сторон в виде огласовок, приставок и суффиксов.

 

В русском языке вместо слова "мишкАль" обычно пользуются грамматическим термином "модель". Также можно образно представить, что мишкАль/модель является "оболочкой" корня, его "одеждой". Без мишкАля корень является абстрактным понятием и как бы не может проявиться в материальном мире. Мишкаль/модель как будто "одевает" голый корень в красочные гласные звуки и яркие приставки с окончаниями. В результате такой орнаментовки появляется существительное, относящееся к целому классу аналогичных по значению слов.

 

Итак, запомним:

 

мишкАль/модель - это часть слова без корня,

то есть "приставка + огласовки + окончание".

В иврите имеются модели места, орудия, болезни, профессии, черт характера и т.д. Например, мишкаль со значением "профессии" выглядит так: םַםָם (три квадрата обозначают три согласные буквы корня, а их огласовка остается постоянной для любого слова в данном мишкале).

По этому мишкалю образуются слова, обозначающие такие профессии как: זַמָר - певец, נַגָּר - плотник, כַתָב - корреспондент, репортер, סַפָּר - парикмахер, צַלָם - фотограф, и многие другие. Подробнее эти и другие модели мы рассмотрим в следующих постах этой рубрики.

 

А пока сформулируем в нескольких предложениях, в чем именно заключается польза от понимания модельного (мишкального) принципа словообразования и знания конкретных моделей:

 

  1.  Это знание помогает нам при встрече незнакомого слова не растеряться, а определить его принадлежность к определенной модели, и таким образом понять, как его правильно произносить и как писать. Определив модель мы получаем информацию о таких свойствах этого слова, как приблизительный смысл, орфография и особенности склонения.                                                                                                                   

  2. Это знание помогает осознать тот факт, что в однокоренных словах одинаковы только согласные буквы корня, а огласовки и дагеши определяются моделью и в однокоренных словах совпадать не обязаны. Например: מִכתָב (михтав) - письмо, которое отправляют по почте, и כּתִיבָה (ктива) - письмо, как процесс написания текста, т.е. писание, запись информации и т.д.. Во втором слове появилась "лишняя" буква (йуд). И мы понимаем, что это примеры слов с одним и тем же корнем и разными мишкалями.                                                                                         

  3. Это знание позволяет нам понять значение незнакомых слов без помощи словаря. И тогда, если мы знакомы с данным корнем и знаем значение модели, то сможем понять слово, находящееся в определенном контексте, не прибегая к помощи словаря. В примере выше, если мы знаем, что глагол לְצַלֵם (лэцалэм) - означает фотографировать, умеем извлекать корень (צ.ל.ם) и знаем соответствующую модель образования существительных, означающих профессию, то встретив в тексте слово "צַלָם" мы поймем, что оно означает "фотограф".                                                                                        

  4. Это знание помогает нам быстро обогащать общий словарный запас. Ведь встретив незнакомое слово с известным нам корнем в знакомой модели и в конкретном контексте, мы поймем его значение, и таким образом добавим это слово в свой лексикон. Иначе говоря, даже если со многими словами мы ещё не встречались, то как это ни парадоксально звучит, мы уже их знаем. То есть, фактически, благодаря знанию конкретных моделей, наш словарный запас в несколько раз больше, чем количество слов, с которыми мы уже встречались.                                       

  5. Таким образом, это знание неизмеримо облегчает и ускоряет процесс увеличения словарного запаса и изучения иврита. Ведь нет необходимости в заучивании каждого слова отдельно и в отрыве от контекста. Вместо этого у нас постепенно развивается чувство на разные модели, что в дальнейшем позволит читать без огласовок и легко запоминать новые слова без словаря.

 

Здесь вы можете задать резонный вопрос: а сколько всего мишкалей/моделей нужно выучить и запомнить? Разве это легче, чем "по старинке" находить каждое отдельное слово в словаре и зазубривать его? Ответ утвердительный! В иврите существует более 200 различных мишкалей, но далеко не все они нам необходимы. Нужно освоить лишь те, по которым образовано наибольшее количество слов. Их приблизительно 60, но наиболее распространенных всего около 20. Иными словами, тот кто запомнит 20 моделей/формул словообразования и применит их к 100 корням, получит активный и упорядоченный словарный запас из 2000 слов (20х100), несмотря на то, что запомнить нужно только 120 условных грамматических единиц (20+100). 

 

Конечно, на практике всё не так прямолинейно, и есть некоторые тонкости, что однако не опровергает несомненной пользы этого метода в быстром увеличении словарного запаса на куда более глубоком уровне осознания и понимания.‭

На этом пока всё, но הֶמשֵך יָבוֹא (hэмшЭх йавO) - продолжение здесь.