מֵחַד גִיסָא, מֵאִידָך גִיסָא

מֵחַד - אִשָה, ומֵאִידָך - גִיסָה 

Иврит и Арамит. Отношения между двумя родственными языками представляют собой одну из самых захватывающих страниц  языковой истории еврейского народа. На протяжении тысячелетий иврит и арамит развивались бок о бок и контактировали настолько тесно, что между ними возникло множество точек соприкосновения. На эту тему написано множество монографий, научных статей и иных публикаций. Упомянем здесь лишь несколько известных фактов: когда евреи попали в Вавилонский плен, то оказались среди различных арамейских племен, познакомились с их языком и постепенно выучили его. Иврит продолжал оставаться «святым языком», которым пользовались для молитв и чтения Торы. А арамейский стал фактически международным языком общения на всем Ближнем Востоке. 


Но давайте подумаем, стоит ли современному человеку, не знающему арамейский язык, рисковать и пользоваться выражениями, которые он не до конца понимает? С одной стороны, арамизмы могут произвести впечатление на собеседника, и придать нашему языку некоторую яркость, приподнятость и насыщенность. А с другой стороны, подводные камни подстерегают здесь на каждом шагу, а претензия на ученость и показная эрудиция могут привести к полному фиаско. Но есть у нас и обнадёживающая весть: практически нет арамейского выражения, которое не имеет точного и правильного аналога, параллельного изречения на иврите. Более того, аналог на иврите предпочтительнее еще по одной причине: он хорошо понятен читателю или собеседнику, и менее восприимчив к грамматическим ошибкам.

В литературе пост-библейского периода мы встречаем множество арамейских выражений не потому, что авторы и создатели этих писаний не смогли найти подходящих слов на иврите, а просто потому, что они говорили на арамейском языке, как на родном. И если мы с вами не являемся знатоками арамита, то нет объективных причин пренебрегать ивритом. Впрочем, мы не станем запрещать, или напротив, рекомендовать к обязательному использованию в речи выражения на арамейском языке. Однако в интересах наших любознательных читателей мы будем рассматривать те арамейские выражения, а также пословицы и поговорки, которые распространены в современном языковом пространстве и широко используются в литературе и СМИ.


 И сегодня мы рассмотрим арамейское выражение, ивритский аналог которого мы уже использовали выше во втором абзаце:

«מֵחַד גִיסָא... מֵאִידָך גִיסָא» (мэха́д гиса́... мэи́дах гиса́)

 «с одной стороны... с другой стороны». 

Его аналоги на иврите - 

«מִצַּד אֶחַד... וּמִצַּד שֵנִי»
(мица́д эха́д ... умица́д шэни́)
«с одной стороны ... с другой (дословно: второй) стороны»
или
«מִצַּד אֶחַד... וּמִצַּד אַחֵר» 
(мица́д эха́д ... умица́д ахэ́р)
«с одной стороны ... с другой стороны»

Это выражение используется при наличии противоречивых аргументов или противоположных аспектов чего либо, когда у предмета обсуждения есть две стороны, и необходимо взвесить все за и против.

Например:

שוקולד חלב טעים מחד גיסא, אבל זה לא בריא מאידך גיסא

(шо́колад хала́в таи́м мэха́д гиса́, ава́ль зэ ло бари́ мэи́дах гиса́.) 

 Ещё пример:

,מֵחַד גִיסָא, חָשוּב לְהָכִין שִיעוּרֵי בַּיִת

.מֵאִידָך גִיסָא, חָשוּב לָלֶכֶת לְחוּגים וּלְשַׂחֵק

«С одной стороны, שוקולד חלב טעים — молочный шоколад вкусный, но с другой стороны, זה לא בריא — это не полезно.»

«С одной стороны, חשוב להכין שיעורי בית — важно готовить домашние задания, но с другой стороны,

חשוב ללכת לחוגים ולשחק — важно посещать кружки и играть.»

  Арамейское слово גיסא (гиса) означает צד (цад) на иврите, т.е. «сторона; фланг, бок». Здесь мы видим один из характерных признаков арамейского языка -  окончание существительного на букву «алеф» (א). От арамейского גיסא образованы такие слова как גִּיס (гис) - шурин; деверь, зять (муж сестры), свояк; и גִיסָה (гиса) - золовка; невестка (жена брата); свояченица. То есть не прямой родственник, а «боковой», находящийся с боковой стороны.

 

Арамейское слово חַד (хад) означает на иврите אחד (эха́д), т.е. «один». Мы встречаем это слово в повседневном языке в таких выражениях как: חַד-פַּעֲמִי (хад-паами́) — «одноразовый» (посуда, скидка и т.д.); חַד-סִטרִי (хад-ситри́) — «односторонний» (об уличном движении и т.д.); חַד-מַשְׁמָעִי (хад-машмаи́) — «однозначный». 

 

А арамейское слово אִידָךְ (идах) означает на иврите ההוּא, ההיא, האַחֵר, האַחֶרֶת - т.е. «тот, та, другой, другая».

 

  Интересно, что это арамейское выражение в несколько измененной форме использовал израильский поэт и драматург Дан Альмагор при переводе «Комедии ошибок» Уильяма Шекспира. Ему удалось найти очень красивый и удачный ход, невозможный на языке оригинала. Судите сами: в конце действия этой комедии один из братьев близнецов говорит второму брату жениться на одной из девушек и произносит такую замечательную фразу:

«לחד - אִשָה, ולאידך - גיסה»

В смысле «одному (тебе) она станет женой, а другому (мне) она станет невесткой».

И действительно, каждый, кто стоит между своей женой и женой брата, может сказать:

 «מחד - אשה, ומאידך - גיסה»